СТИЛЬ — ВСЕМУ ГОЛОВА

Tattoo and Barbershop

Команда молодых энтузиастов рассказывает о стрижках и татуировках с точки зрения искусства и объясняет, почему деньги в этом процессе отступают на второй план

интервью: Роман Ивлев || фото: Михаил Смоленцев

Fashion Collection: Давайте представимся и расскажем, чем мы тут занимаемся, и как далеко полетят наши ракеты. 

Команда: Арсений, барбер. Макс, тату-мастер. Саня, стригу людей. А я — Глебов, я тоже стригу. 

 

FC: На фоне бума барберской индустрии как вы намереваетесь выделяться: все вместе и каждый в отдельности? 

Арсений: Как ни странно это прозвучит, но скорее всего, простотой и незатейливостью. Просто в этой индустрии сейчас очень много пафоса и манерности, а мы — простые ребята с окраин, которые хорошо делают свое дело и не пускают людям пыль в глаза. Всё же понятно: вот человек, его нужно аккуратно подстричь, и зачем из этого делать шоу? 

Саня:  Ну еще нельзя исключать опыта каждого из нас и насмотренности. Ты видишь, как человек одевается, как держится, слышишь его речь, и уже через пару минут понимаешь, какая стрижка ему наверняка понравится. 

Глебов:  Я же, напротив, полагаюсь на интуицию, потому что люди зачастую страдают конъюнктурным мышлением и хотят выглядеть, как все. Просто смешиваются с толпой, какой бы яркой она ни была. Мне же хочется видеть разнообразие видов. Все-таки люди все разные, личности разные. 

Собственно, видишь: из таких разных подходов и взглядов и складывается наша команда. И ее особенность — это возможность выбора. 

FC: Не хочется прямо спрашивать о трендах, но однако же этот аспект не обойти. Что сейчас на пике популярности в мире стрижек и татуировок? 

Глебов: На пике — уникальность, как, собственно, и во всех публичных и интимных сферах. Конечно, фэшн диктует какие-то образы, но в результате всё смешивается в эклектику. 

Макс: С татуировками всё несколько сложнее. Как ни удивительно, сейчас всё ориентировано на околоженских татуировках, которые делают даже пацаны. Мне же всегда нравилась традиционная татуировка, и от нее я стараюсь отталкиваться. Знаешь, это такой стиль, который пошел от моряков, но потом очень сильно трансформировался. Плюс, я всю жизнь рисую граффити, и мне это помогает вносить разнообразие в свое ремесло. Просто люди видят картинки в инстаграме и прибиваются к какой-то волне, от которой потом и страдают. 

 

FC: Где вы учились своим ремеслам? 

Арсений: Я научился стричь в армии. Просто там приходилось это делать. А потом я занял денег и отправился учиться профессионально. Сейчас я думаю, что у меня всё получилось, но останавливаться ни в коем случае нельзя. 

Саня: А у меня мама работала парикмахером, и меня самого всю жизнь тянуло к волосам. Вот, притянуло. Сначала стриг друзей, потом друзей друзей, а потом это вылилось в профессиональную карьеру, чему я несказанно рад. 

Макс: Я полжизни рисовал граффити и работал инженером, но мне это не очень нравилось. Потом мне случайным образом досталось несколько игл и банка краски. Начало было положено. Затем я накопил денег на оборудование и стал заниматься всерьез. Ну, собственно, как и все мы. 

“Как в случае со стрижками, так и с татуировками, мы занимаемся искусством, и коммерческая составляющая остается на мизансцене. Мы получаем удовольствие от того, что делаем красивые вещи и несем людям радость, и единица этой радости дороже любых денег.”

Глебов: Не скажу, что у меня сильно оригинальная история, но она есть. Я некоторое время работал в Москве стилистом, и как-то внезапно мне в голову закралась мысль о парикмахерском ремесле. Как и мои коллеги, я накопил денег и отправился учиться в академию. Но повторюсь: конечных точек в нашем деле, как и в любом другом, быть не может. Учиться нужно постоянно. Учиться и практиковаться. Поэтому мы регулярно выбираемся на всевозможные семинары и выставки, слушаем умных и мастеровитых ребят и стараемся брать с них пример. 

 

FC: В чем для вас заключается главное удовольствие от работы? 

Глебов: Скажу, пожалуй, за всех. Как в случае со стрижками, так и с татуировками, мы занимаемся искусством, и коммерческая составляющая остается на мизансцене. Мы получаем удовольствие от того, что делаем красивые вещи и несем людям радость, и единица этой радости дороже любых денег. 

Саня: Для меня главная прелесть ремесла заключается в том, что это дело не надоедает. В нем нет монотонности, как в большинстве занятий. Да и вообще, в искусстве монотонности нет места. 

 

OldBoy Barbershop

ул. Красная, 33/51

I: @oldboy.penza