КОСМОПОЛИТ ОТ МОДЫ

JULIA DALAKYAN

Дом моды JULIA DALAKYAN ассоциируется с новаторством, европейским стилем и безупречным качеством. Мы встретились с его основателем – модельером и дизайнером Юлией Далакян, чтобы поговорить о мировой и российской моде, молодых дизайнерах и том, как изменился образ современной женщины.

фото: Юрий Болотин, интервью: Любовь Кривозубова

Fashion Collection: Юлия, бренду JULIA DALAKYAN без малого тридцать лет, какой совет вы дали бы себе в начале пути?

Юлия Далакян: Мы сделали все правильно, нам помогала ситуация. С одной стороны, время было сложное, а с другой — очень простое, так как открывалось много возможностей.

 

Первый показ был не в России, в Милане. Это положило начало большому пути заграницей. Первые семь лет мы ориентировались исключительно на зарубежных клиентов. Первый показ в России состоялся лишь в 1997 году. Мы все сделали правильно!

Я начинала не одна, со мной в команде было два однокурсника. Мы не потеряли ни года, уже через 6 месяцев после защиты дипломов в текстильной академии состоялся наш первый показ. Тогда была мода на все русское, но мы пошли иным путем и не стали делать ставку на национальный колорит — никаких русских народных мотивов и тому подобного. Была создана авангардная, во многом спорная, очень прогрессивная коллекция. В Милане она была удостоена награды за инновацию в крое и использовании новых тканей. Это было очень здорово! И самый главный совет и себе в то время, и сейчас, тем, кто начинает — не бояться и идти вперед! Начинать всегда страшно, но нужно пересилить этот страх и делать то, что считаешь правильным. Для первой коллекции мы занимали денег у Стаса Намина, и он нам очень помог. Мы вернули все в срок через полгода, сразу после первого показа. Мои коллеги, с кем мы начинали, сейчас не занимаются модой, они живут в другой стране и нашли себя в другой сфере. А я осталась... и до сих пор считаю очень важным коммерческий успех коллекции.

 

FC: Какие цели вы тогда ставили перед собой?

Ю.Д.: Изначально у меня не было цели вырасти в собственный бренд. Мы создали авторское ателье, потом дом моды. Но для меня цель всегда одна — это познание. Познание глубины своей профессии и всех возможных подводных камней, которые в ней есть. Профессионализм — это главное, в нем не существует предела, поэтому всегда остается то, чем можно удивить себя и своего клиента. В этом и заключается прогресс и постоянное развитие. Если дизайнер считает себя гениальным — это конец. Мне удалось поработать с великими мастерами мировой моды, в том числе с Роберто Кавалли, и я могу сказать, что такие люди вообще не задаются вопросом собственного величия и превосходства. Они создают моду, потому что это образ их мышления, образ жизни, они не могут иначе. Они делятся своим талантом, опытом, знаниями, восприятием реальности. Самые успешные дизайнеры — тонкие и глубокие психологи, они изучают жизнь, людей, обстановку в мире, потому что от нее нельзя отделиться. Важно вливаться в окружающую действительности и гармонично в ней существовать. Нет предела совершенству — немного банальная, но очень актуальная для нашей профессии фраза.

 

FC: Как изменился с тех пор образ современной женщины?

Ю.Д.: Большее значение приобретает индивидуальность. Мода в целом сейчас лишена какого-то довлеющего тренда. Нет никаких «только», во всем предполагается размышление и субъективное отношение к своему стилю. Важно выработать именно свой стиль, а не поддавшись влиянию стилистов и трендсеттеров превратиться в fashion victim. Нужно быть индивидуальностью и самому сложить из пазлов свой уникальный стиль.

 

FC: Мода — это в большей степени искусство или бизнес?

Ю.Д.: Это, конечно же, бизнес. Однозначно. Искусство шитья haute couture — это другая тема, это не обязательно модно, но всегда красиво. Мода при этом всегда существует немного на грани с эпатажем. В большей степени это масс-маркет, то, что выходит на улицы, рождается из быстротечных трендов. Но того стиля, выработанного дизайнером, ради которого покупается определенная вещь и никто лучше него ее не изготовит — этого в массовом производстве нет. В этом направлении в сфере моды сейчас только намечается развитие. И это очень правильно.

 

FC: Для себя вы создаете одежду сама?

Ю.Д.: Очень редко. На себя просто не хватает времени. Раньше создавала себе образ к показам, но последние годы этого не удается. Я ни в коем случае не хочу быть идолом своего собственного стиля и на себе рекламировать свою одежду. Для многих обывателей этот ход хорошо работает, но для меня всегда было абсолютным идеалом отношение к своей одежде, скажем, Джорджио Армани, который всю свою жизнь выходил в финале показов кланяться на подиум только в двух костюмах — это темные футболка и брюки или классический смокинг. В этом есть своя прелесть. Мы работаем на моду, для людей, и мне кажется, подчеркнуть это можно как раз вот такой нейтральностью. Мы дарим свое мастерство, свои знания и свою любовь тем людям, для которых трудимся. Как только мы превращаемся в разряженную куклу, которая является собственной рекламой, становится непонятно — делает ли это человек ради собственной славы, или все-таки адресует свое творчество людям.

FC: Вы рассказывали в других интервью о своей работе у Вячеслава Зайцева и том, как авторитарно он управляет своим делом. В своем доме моды вы выстроили работу так же?

Ю.Д.: Для меня он непревзойденный пример. Вячеслав очень жесткий человек и сумел организовать полностью весь дом моды самостоятельно от подбора тканей до экспериментального цеха, где отшивалась коллекция, при этом продолжал индивидуальную работу с клиентами. Всегда и все он делал сам — руководил и контролировал. Мне это очень близко. Тогда, еще учась в институте я старалась вникнуть во все подробности: конструирование, швейное дело, технология, даже химические нюансы в составе тканей. И до сих пор для меня очень важно потрогать рукой ткань и практически на сто процентов определить из чего она состоит. Это, как и любые технические знания, очень раскрепощает. Именно это дал мне ощутить Вячеслав Зайцев на своем примере. Он потрясающе рисует! Художник с большой буквы! И в то же время он до каждой ниточки разбирается в каждом шве, в каждом крое, который он лично обсуждает с конструкторами. До сегодняшнего дня я также внедряюсь в каждый процесс, иногда это может показаться занудным, но в данном случае я тружусь для клиента. Для меня также очень важны новшества, и я убеждена, что нельзя предложить что-то новое в том, в чем ты не разбираешься до конца. 

 

FC: Насколько, по-вашему, развита индустрия моды в нашей стране?

Ю.Д.: То, что сейчас происходит с модой в России — это не плохо и не хорошо, это очень интересно! Сегодняшняя ситуация позволяет по-новому отнестись и к своей профессии, и к бизнесу, и к творчеству. Страна огромная и конкуренции практически нет, ведь чтобы насытить этот огромный рынок, все точечные небольшие бизнесы, которые имеют модельеры, должны трудиться с огромной самоотдачей. И даже те, кто считает себя популярным дизайнером, в масштабе страны всего лишь частный дом моды с хорошей рекламной активностью и сложившейся аудиторией клиентов. Сейчас такая специфика — мы в большей степени развиваем себя, нежели индустрию. Это только начало. Сейчас мало у кого есть большие возможности развивать свой бизнес, все направлено на развитие молодых дизайнеров, а не на укрепление существующих брендов. Отчасти я читаю это не совсем верным. В каждой стране есть свои мастодонты в сфере моды, есть имена, с которыми неразрывно связана вся страна. К примеру, Франция — это Dior, Yves Saint Laurent, Givenchy. Для страны это важно. В нашей стране достаточно мало поддержки давно существующих брендов, нас в большей степени знает только узкий приближенный круг людей, сама индустрия на развитие уже состоявшихся брендов не заточена.

 

FC: При этом вы оказываете поддержку тем, кто только начинает своей профессиональный путь, и выступили в роли наставника в благотворительном конкурсе молодых
дизайнеров...

Ю.Д.: Я строгий наставник. Если человек хочет заниматься этим серьезно, а не просто для конкурса, он должен быть готов много трудиться. Когда это увлечение домохозяйки с целью научится шить что-то для себя — мне это неинтересно. Важен профессиональный подход. Я могу сказать, что даже по конкурсным работам сразу видно — получится что-то или нет. Виден талант, упорство и желание исследовать. Когда человек рисует эскиз и хочет нарисовать девочку в платьице — это одна история. Но когда он пытается усложнить это платье и внедрить в него множество своих идей — вот это человек, у которого есть потенциал! При этом молодым художникам нужно быть готовым к тому, что работа модельера — это лишь малая часть творчества, и в большей степени упорный труд, изучение бизнес-процессов и постоянное саморазвитие.

“Мы дарим свое мастерство, свои знания и свою любовь тем людям, для которых трудимся. Как только мы превращаемся в разряженную куклу, которая является собственной рекламой, становится непонятно — делает ли это человек ради собственной славы, или все-таки адресует свое творчество людям.” 

FC: Что вас вдохновляет при создании коллекций?

Ю.Д.: Сейчас, по истечение времени, сами люди. Раньше это были эмоции и впечатления от прочитанных книг, просмотренных фильмов. Это были короткие яркие вспышки, рождающие образы. Сейчас это более глубоко и жизнеспособно, потому что когда вдохновляешься людьми, ты уже практически создал для этого человека какую-то авторскую вещь. Очень многие люди хотят походить на каких-то героев — вымышленных произведений или знаменитостей, мне это не близко. Меня окружают сейчас и встречаются по жизни очень интересные люди, самобытные, самодостаточные — именно такие вдохновляют создавать индивидуальные модели, находить нестандартные решения. Представляешь, как бы мог быть одет тот или иной человек, исходя из его характера, образа мыслей и жизни. Какие линии и сочетания ему подошли бы. Это даже ближе к психологии, чем к художественному искусству. Но в своем стиле я уже не имею права радикально менять какие-то вещи, люди приходят ко мне за определенным образом, и я имею право их обрадовать чем-то необычным, но ни в коем случае не разочаровать.

 

FC: А какой он — стиль от Юлии Далакян?

Ю.Д.: Он достаточно разумный. Я очень люблю современные вещи, такие, которые рождают целый путь на ближайшие год — два. Сейчас это возможно, мода меняется не так радикально. Этот стиль умный, адаптированный, дающий человеку чувствовать себя комфортно, не заставляя его быть жертвой моды. Но при этом, это всегда современные вещи, никогда никаких отсылов к ретро. Мне удается всегда немного опережать события и создавать одежду, которая будет оставаться актуальной еще много времени. Знаю, что многие мои идеи вдохновляют коллег по цеху, но отношусь к этому спокойно. Мне легче этим поделиться и придумать что-то новое, чем пытаться оспорить авторство. 

Мода космополитична, все перетекает как в сообщающихся сосудах из одного в другой, мы друг друга обогащаем и рождаем моду, давая людям возможность ощутить себя в определенной приятной игре. Не в сказке, а именно в игре, которая позволяет человеку быть самим собой.