ДОСТИЧЬ БОЛЬШЕГО

НАТАЛЬЯ БАРИНОВА

Владелица студии Lokon Наталья Баринова рассказала о пассионарности, перфекционизме, и объяснила почему не стоит уезжать и Пензы

фото: Михаил Смоленцев, интервью: Роман Ивлев

Fashion Collection: Каким образом ты соприкоснулась с творчеством и с парикмахерским ремеслом в частности?

Наталья Баринова: В свое время я занималась в  художественной школе и меня всегда привлекало изменение образа и стиля с помощью профессиональных возможностей , но ни я сама, ни кто-либо другой не мог предположить, что я стану парикмахером. Я всегда хотела быть бизнесменом, и мне хотелось выбрать такую стезю, чтобы она приносила прибыль, доставляла удовольствие и развивала меня как творческую личность. Просто ситуация сейчас такова, что каждый третий — визажист, но профессионалами становятся единицы. И какую бы творческую сферу мы ни взяли, она будет требовать огромных вложений в себя. 

Очень долго я работала в рекламе и в маркетинге. Последней компанией была British American Tobacco. Главное, что давала мне эта работа — возможность организовать собственный бизнес, поскольку все тренинги сделали из меня такого маркетолога, который смог бы продать даже песок в пустыне, если бы заставил кризис. И кризис заставил. Я уволилась с последнего места работы и открыла магазин волос, париков и всевозможных аксессуаров. Это была не вполне моя идея, но парикмахерская индустрия мне всегда нравилась, хоть я и не понимала, в каком качестве могу в нее влиться. Если бы мне четыре года назад сказали, что я стану давать мастер-классы, я бы, наверное, рассмеялась. Но сейчас ко мне на курсы приходят те люди, у которых я сама училась. 

 

FC: Что послужило такому рывку?

Н.Б.: Послужил мой трудоголизм, который преследует меня всю жизнь. Чем бы я ни занималась, перфекционизм присутствует у меня где-то в подкорке. Второй момент — это если уж я создала бренд, его необходимо развивать. На алтарь этого бизнеса была положена семейная жизнь и прочие жертвы. Но сейчас я имею то, что имею и стараюсь не останавливаться на достигнутом. Преподавание — это еще одна ступень моего развития.

 

FC: Какова природа этого трудоголизма, и каково свойство удовольствия от этого чувства?

Н.Б.: Это сложно объяснить. Либо это есть, либо нет. Наверное, есть определенная категория людей, которые добиваются успеха, а есть те, у которых это не получается, как бы они ни старались. Я думаю, здесь много составляющих: и воля случая, и генетика, и степень обучаемости. Но я считаю, что если ты трудишься и делаешь одну и ту же работу изо дня в день, соревнуясь только с собой, ты обязательно добьешься результата. Вот в этом, пожалуй, и заключается моя фишка.

Если бы мне четыре года назад сказали, что я стану давать мастер-классы, я бы, наверное, рассмеялась. Но сейчас ко мне на курсы приходят те люди, у которых я сама училась. 

 

FC: Что нового ты привнесла в эту индустрию?

Н.Б.: В первую очередь, мы не должны распыляться на весь спектр услуг. Мы непременно должны выбрать для себя какое-то определенное направление. Если ты хорошо стрижешь, иди до конца: ищи вдохновителей, учителей, отрабатывай, и ты всегда будешь иметь и заработок, и клиентов. Я очень люблю стричь, но делаю это, чтобы не терять квалификацию и быть конкурентоспособной. Моя стезя — колористика. Я в этом разбираюсь и дохожу до самых основ. Если считать по семинарам, то семьдесят процентов будет составлять колористика и тридцать — стрижки. Словом, я не останавливаюсь. Мне всегда хочется достичь большего, и уже сейчас есть планы на 2017 год. Не бывает такого, чтобы ты мог сказать, что знаешь все. Существует такое мнение, что все парикмахеры — визуалы. Это не так. Я — технарь. Высший пилотаж — это не просто сделать образ, а дойти в процессе до костей.

Если говорить о новизне в индустрии, то я первой в городе стала проводить консультации. Мы никогда не записываем клиента по телефону. Первым делом мы смотрим ему в глаза, чтобы понять, что нужно сделать с его волосами. Далеко не все химические процессы полезны. Все, что я преподаю, связано с некой деструктуризацией волоса, и здесь, как в медицине, важно не навредить. В салоне все выглядят красотками. А потом? Именно поэтому консультация необходима, чтобы дать понять человеку, что будет происходить с его волосами, и почему я не буду делать чего-то, а буду делать то, что собираюсь. Чтобы человеку было комфортно, практично и красиво. 

 

FC: Расскажи о студии Lokon. Что она представляет собой в данный момент?

Н.Б.: Все эти четыре года Lokon претерпевал определенные изменения, и вполне возможно, что в обозримом будущем это будет какой-то иной бренд. Изначально это была студия полного цикла по наращиванию волос. Потом этот тренд быстро свернулся, и мы укоренились в сфере услуг. Сейчас мы работаем вдвоем c Михаилом Хряниным. Прежде были еще стилисты, но жизнь показывает, что необходима ротация и притирка. Рано или поздно возникает некая звездность, и люди начинают работать на себя. То есть, салонный бизнес — это всегда миграция. После Нового года наш штат немного расширится. Главная задача — это полноценно и качественно оказывать услуги как мужчинам, так и женщинам. Но это не будет большой спектр услуг. В основном — стрижки и колористика. 

 

FC: В минувшем месяце ты приглашала Алексея Барышникова для проведения мастер-класса. Это постоянная практика?

Н.Б.: Нет, просто с Алексеем мы давно знакомы, и случалось вместе работать. Я уверена в его профессиональных качествах и знала, что он точно будет держать аудиторию. Он — хэдлайнер и сильная личность. 

Вообще, история с приглашениями очень своеобразная для нашего города. Пенза развивается медленно. Есть единицы, которые ведут и есть толпа ведомых. Эти ведомые — как спящий барин: ему дают пряничек, а он еще подумает, с которой стороны его куснуть. Поэтому мне хотелось немного встряхнуть город и показать, что сейчас все делается несколько по-иному. Поэтому давайте делать все по-новому и в нашей сфере. 

Еще в качестве примера могу сказать, что на мой мастер-класс из двенадцати человек пришло только четыре пензенца. В остальном это были иногородние люди.

 

FC: Это такое общее место — говорить о своем городе через призму рефлексии. В чем, на твой взгляд, бесспорно положительные стороны Пензы?

Н.Б.: У меня периодически спрашивают, почему я не уеду в Москву или в какой-то другой город, но я не могу этого сделать по ряду причин. И это не личные и не социальные причины. Они — духовные. Этот город дает возможность времени — для траты или экономии. Поскольку мы трудоголики, нам нужно рядом и жить, и работать. Чтобы все было в каком-то своем особнячке. Потом, это город невест и красоток, которые хотят и будут над собой работать. И ты сам можешь выбрать, для какой аудитории оказывать услуги. Посмотрите, как развивается индустрия красоты: учителя становятся маникюрщицами, юристы начинают делать косметологические процедуры. И все это действительно востребовано. Гендерный баланс нарушен: женщин больше, чем мужчин, и они хотят быть красивыми. А еще у нас есть провинциальная доброта. Так или иначе люди тебе помогают. Оказывая какую-либо услугу, ты однозначно получаешь в ответ позитив. В мегаполисах все намного сложнее. А в Пензе ты живешь душевно. |